Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Балахта
27 ноября, сб
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Балахта
27 ноября, сб

Мы Никонирова узнаем по походке

Важный
25 июля 2021
13

О годах службы на Тихоокеанском флоте вспоминает один из основателей ветеранского движения ВМФ в Балахтинском районе Алексей Никониров

Счастливый случай

Алексей – из династии моряков. Его отец Владимир Александрович служил на эсминце пять лет. Старшие братья – моряки-подводники: Юрий нёс службу на дизельной подводной лодке, Александр – на атомной. Алексей же с детства знал, как правильно надевать «фланк» и флотские брюки, на которых вместо прорехи есть два клапана – передний и задний. Кто на флоте не служил, ни за что не наденет их правильно с первого раза.
Но не «морские» родственные связи привели Алексея в ВМФ, а счастливый случай. Было это 25 июня 1987 года. Тогда, по приказу, всех учащихся вузов с военными кафедрами отправили служить. На призывном пункте, когда объявили его команду, кто-то крикнул: «Ребята! Кто хочет служить в десантных войсках?». И многие призывники, воодушевлённые романтикой ВДВ, и Алексей в их числе, кинулись сдавать военные билеты. «Ну вы, ребята, и попали!», – «приободрили» парней вышедшие к ним моряки-«покупатели».

Тяготы и лишения армейской службы


«Учебку» Алексей Никониров проходил на острове Русский, в километре от Владивостока, в радиоразведке Тихоокеанского флота, в бригаде особого назначения, на корабле ССВ-472 «Ильмень».
Походы команды на корабле длились по полгода. У Алексея их было два: первый – к Гавайским островам и Вьетнаму, второй – к Алеутским. Во время походов моряки выполняли возложенные на них сложные разведывательные задачи.
Трудности службы начались ещё во время учёбы в школе связи – нужно было знать азбуку Морзе на трёх языках: латыни, японском и русском. И про-длились уже в походах – заступали на вахты «по шесть часов через шесть»: шесть стоишь на вахте, и ещё шесть часов тебе остаётся на личный туалет, стирку и сон. И снова вахта…
Иногда моряки испытывали настоящий неподдельный страх: шторм восемь баллов, 83-метровый корабль крадётся по волне, как в гору, и вдруг, словно переламываясь, падает в пропасть, и вся команда видит четырёхметровые винты корабля…

Творчеству – быть!


Но командир отделения старшина второй статьи Алексей Никониров, закалённый сибиряк, перед трудностями не пасовал. А в короткие перерывы находил время и для чтения книг, и для творчества. Из костей рыб вырезал мундштуки, указки, курительные трубки и даже фотографии. Спустя много лет он вспомнил армейский опыт и увлёкся резьбой по дереву – созданием икон.
Ещё одним развлечением морякам в походах служил проектор. Фильмы «Чапаев», «Интердевочка» и «Александр Невский» команда знала наизусть!
По праздникам играли в КВН. В находчивости состязались команды каждой службы «Ильменя». Алексей входил в состав команды «Зип-Зип» – «Захотим, и проиграем! Захотим, и победим!».
Самой «жаркой» была игра КВН в Новый год, который моряки встречали у Гавайских островов. При температуре плюс 45 градусов, в белых трусах и сланцах, загорелые, с обязательным атрибутом новогоднего праздника – искусственной ёлочкой… вот так, за игрой, его и встретили.

Романтика


А как же без неё?! Скоротать время службы Алексею помогали письма с родины. Особенно он ждал посланий от подруги. На берегу, в Балахте, его ждала любимая Лариса.
В походах почту на «Ильмень» передавали с танкерами. Бывало, почта задерживалась на полгода. Моряки получали отправления пачками. Раскладывали по датам и читали…
Кстати, эта «морская» переписка завершилась свадьбой и крепким и счастливым браком Алексея и Ларисы.

Неожиданный дембель


Служба Алексея на Тихоокеанском флоте завершилась так же неожиданно, как и началась. Как только корабль вернулся из похода, пришёл приказ: всех учащихся высших учебных заведений с военной кафедрой уволить в запас, чтобы они продолжили учёбу в вузах.
Для того, чтобы купить билеты домой, Алексею пришлось продать свой шикарный дембельский альбом. Сувенир – высушенного и покрытого лаком большого краба – тоже привезти не удалось: пока моряк стоял на боевом посту в последнюю вахту, крысы прогрызли дыру в его походной сумке и уничтожили и краба, и 150 шоколадок «Цирк», накопленных во время походов. Так что на память о службе в ВМФ у Алексея Никонирова остались лишь бескозырка и фотографии, которые он бережно хранит.

Традиции на всю жизнь


Некоторые «морские» традиции, накопленные за два с половиной года службы на флоте, Алексей Никониров соблюдает до сих пор. Догадаетесь, какие? Поднимаясь на любое судно (будь то хоть резиновая лодка), всегда отдаёт честь, прикладывая руку к голове. То же самое делает, спускаясь на землю. И никогда не плюёт за борт.
На всю жизнь осталась у Алексея и «морская» походка – вразвалочку, словно на балансире. По этой походке и мы сможем легко узнать нашего героя. А ещё Алексей до сих пор говорит на особом «морском» языке: близкие и друзья давно привыкли к этим необычным «словечкам» (весло – ложка, караси – носки, обрез – тазик, краб – кокарда) и прекрасно его понимают.



Ольга КОЗЛОВА
Фото автора